13:58 

Вознаграждение

yako-kaede
Обязательно будет ночь, Рожки сплавит в колечко-спираль, Убивающий слабую плоть Скрежет неба о лунную сталь(с)
ВОЗНАГРАЖДЕНИЕ.
Автор: kanjogirl
Оригинал: Gratification (разрешение на перевод не запрашивалось)
Перевод: yako-kaede
Бета: Сейм-4ан
Перснажи: Мацумото Рангику, Хисаги Сюухэй, Кира Идзуру
Фандом: Bleach
Пейринг: Хисаги Сюухей / Мацумото Рангику; намёком Гин/Ран
Рейтинг: G
Таймлайн: после эпизода 305.
Саммари: Сюухэй начинает осознавать, что, кажется, успешно превращается в личного слугу Рангику.


Примечание автора: это было написано в первую очередь для Ragna, с кем мы знакомы по ЖЖ.

Примечания переводчика:
- оригинальное название – «gratification» - может означать: удовлетворение, радость, удовольствие от осуществления желания; вознаграждение; подачка, взятка, чаевые.
- касательно транскрипции японских имён и терминов, переводчик – не слишком последовательный и довольно своевольный приверженец системы Поливанова.


Падая на кушетку в офисе Девятого отряда, Сюухей издаёт тяжелый стон. Он так устал! Даже не может отыскать в себе сил, чтобы подняться, добраться до стола и приняться за громоздящуюся там двухметровую стопку документов, требующих обработки. Ну, вот такой вот день у него: потраченный на любовь всей его жизни, которая, как выясняется, любит переваливать свои дела на других.
Дверь открывается, и Сюухей бормочет малодушное: «Покиньте кабинет». Кто бы это ни был, визитёр игнорирует его распоряжение и со вздохом присаживается на кушетку рядом с ним. Хисаги издаёт жалобный стон, без сомнений опознавая, кто этот бесцеремонный посетитель. Повернувшись, он бросает на своего друга взгляд, в который вкладывает толику недовольства.
- Я тебя предупреждал, - указывает Идзуру.
Ещё один недовольный взгляд пропадает впустую, поскольку Кира располагается, укладывая голову на дальний подлокотник кушетки. Сюухей издаёт усталый вздох и переводит глаза на бумажный завал высотой чуть не с Эйфелеву башню. Тьфу. Работа. Его от неё уже тошнит. Но если он будет продолжать справляться, то люди будут ценить его полезность и надёжность. Хотя в настоящий момент у него имеется смутное подозрение, что отрицательных моментов в такой репутации больше, чем положительных.
Он закрывает глаза и думает о Рангику. После их задания по расследованию исчезновений, которое привело к кое-каким смущающим эпизодам, она беспрестанно рассказывает всем вокруг, что он готов протянуть руку помощи всякому, у кого какие-нибудь проблемы. Хисаги не возражал бы против такого, если бы ко всему не добавлялись бесконечные задания от самой Рангику, которые она заставляет его выполнять. Само собой, это долг - оказывать помощь в затруднительной ситуации, так всегда полагал Сюухей, но всё же было бы хорошо, если бы она учитывала тот факт, что он тоже человек. Человек, который к настоящему моменту вымотался до полуобморока.
Кое-как заставляя себя подняться с кушетки, он оглядывается через плечо на Идзуру. Тот спит. Ну разумеется, спит – он же наверняка уже всю свою бумажную работу закончил и теперь может расслабиться. Зараза. У Третьего отряда что, кроссворды вместо отчётов? Когда Хисаги интересовался не так давно, Идзуру жаловался на огромные горы документов, ожидавших его в офисе. Да уж конечно.
Повернувшись к столу, Сюухей плюхается в рабочее кресло. Высящиеся бумажные башни заслоняют от него вид на… ну, собственно, на всё. Он почти готов завыть, обнаружив, что на ближайшие пять часов мир для него будет состоять из одних только белых поверхностей и чёрных шрихов.
Хисаги берёт самую верхнюю бумажку и начинает её читать.
Щелчок входной двери заставляет его даже подпрыгнуть. При взгляде в ту сторону он едва не поперхивается при виде того, как в его кабинет впархивает клубнично-рыжая красотка и, вся преисполненная энтузиазма, подлетает к нему. Она широко улыбается, мгновенно наклоняясь к нему через стол, так что ему приходится отшатнуться, чтобы они не столкнулись лицами.
- Ах, Сюухей, - она пропевает его имя, будто какую-то мелодию. - Мне надо, чтобы ты…
Поспешно, он подносит палец к губам, показывая ей, что нужно помолчать. Она хмурится, немедленно обидевшись. Поэтому лейтенант Девятого отряда показывает ей на спящего рядом на кушетке Идзуру, и Мацумото понимающе кивает. Обойдя стол, она из любопытства заглядывает через его плечо, и Сюухею остаётся только устало таращиться.
Она пришла сюда, чтоб навесить на него ещё какую-то работу, это ясно как день. Зашибись. Сюухей снова напоминает себе о плюсах работы, пытаясь таким образом приободрить свой дух (и молится о ниспослании себе сил, поскольку он в шаге от того, чтобы вырубиться от усталости). Однако Мацумото просто стоит возле него, изящно наклоняя голову, пока с любопытством читает бумажку в его руках.
- Я и не знала, что у тебя так много бумажной работы, Сюухей.
- Это… это стандартная часть моей работы, вроде как.
Или «работ», поскольку он и лейтенант, и главный редактор и как раз в процессе окончательного превращения в личного раба этой девушки. Что оказалось именно так ужасно, как и предсказывал Идзуру.
- Оу, - задумчиво бормочет она и внезапно выхватывает бумажку у него из пальцев. – Я помогу.
- Что?! – у него это вырывается довольно громко, так что она шикает на него, возмущённо кивая на спящего Идзуру. Кашлянув и собравшись с мыслями, Сюухей шепчет:
- Это же работа, Рангику-сан. Очень много работы, причем никак не Вашей.
Она моргает:
- И что?
- Работа, Рангику-сан. Это – РАБОТА, - Сюухей пытается обратить её внимание.
- Ну и?
- Работа. Большая куча работы.
- Не понимаю.
Он вздыхает и смиряется, когда она сгребает себе часть верхушки бумажной горы и начинает её изучать. Ладно, если что-то получится плохо, по крайней мере, начальство знает, что обычно он не делает ошибок. Так что они поймут, что он накосячил не специально. Ведь не может же он признаться, что ему помогала заполнять отчеты Мацумото. Его просто засмеют и объявят лжецом.
Они достают ручки и принимаются за дело. Рангику берёт другое кресло и с довольным видом устраивается прямо рядом с ним. Сюухей неуверенно улыбается тому, что она, как выяснилось, намерена ему помогать. Он берёт себе те бумаги, которые требуют именно его внимания (вроде рапортов о выполненных заданиях или документов, где требуется его подпись), а Мацумото отбирает более простые случаи: уведомления и статистические отчеты.
Временами Рангику наклоняется к нему, чтобы приглушённым тоном посоветоваться, и в такие моменты он чувствует тонкий аромат её волос. Сюухею приходится прилагать усилия, чтобы сосредоточиться, хотя это очень тяжело, когда она ведёт себя не как обычно – именно так, как он представлял себе по тому впечатлению, которое у него сложилось о ней с первого взгляда – и помогает ему (по собственной инициативе). Это отличается от привычного, и он решает, что такое отличие ему нравится. Оно даже ощущается естественней. Такое поведение выглядит для неё как родное, искреннее и доброжелательное.
Часть него не может отделаться от подозрений: с чего бы это Рангику так легко предоставлять ему свою помощь? Не может ли быть, что таким образом она проявляет свои чувства к нему? Неужели она начинает испытывать к нему то же, что и он к ней?
На скулах Сюухея проступает румянец, и он спешит задавить эти мысли на корню. В последний раз, когда он вздумал предположить что-то подобное, он ошибся самым радикальным образом. Остаётся радоваться, что она, судя по всему, не догадывается о его чувствах. Бросая на Рангику взгляды исподтишка, он мысленно возносит благодарения за то, что она не может видеть его насквозь так, как Идзуру.
- Сюухей?
Резко оглядываясь на неё, Хисаги чуть не вскрикивает от неожиданности, обнаружив, что их лица только в сантиметре друг от друга. Она, похоже, не замечает этой реакции, продолжая:
- Спасибо тебе.
Рангику говорит это тихо, и в этот раз Сюухею кажется, что вовсе не потому, что она заботится о спокойном сне сопящего на кушетке Идзуру
- Я не сказала это раньше. Так что говорю сейчас: спасибо тебе за твою помощь.
- Какую помощь? – шепчет он, растерянный.
Рангику хмурится и качает головой:
- За всю твою помощь, глупенький.
Она отводит взгляд. Сюухей уверен, что Рангику никогда не смущается, так что тут должна быть какая-то другая причина. Гордость? Но она часто благодарит кого-нибудь. Так что ему непонятно, почему вдруг именно сейчас её это заставило почувствовать себя неловко. И теперь его это озадачивает.
Неожиданно, Рангику встречается с ним взглядом, улыбаясь, и протягивает руку к его голове, шутливо гладит по макушке:
- Ты всегда рядом. Ты заботишься. И у тебя это всё так мило выходит.
Похихикивая, она снова зарывается в бумажную работу.
Сюухей сводит брови в раздумьях.
Он всегда рядом? Он заботится? Но разве это не само собой разумеется? Он всегда будет рядом, готовый ей помочь – не важно, влюблённый в неё или нет, он будет рядом. Даже как-то смешно с её стороны думать, что он мог бы поступать иначе. Что бы она ни попросила, он приложит все усилия, чтобы сделать это. Обеспечит всем, что бы ей ни понадобилось. Он сделает это для любого – это одна из тех многих вещей, которым научил его капитан Тоусен (да, он осознаёт эту иронию). С чего вдруг вообще ей понадобилось сомневаться в таких вещах?
И тут до него дошло – через цепочку ассоциаций от Тоусена-тайчё к Ичимару-тайчё.
Рангику. Она и капитан Ичимару были друзьями невероятно долго, насколько ему было известно. Хотя Ичимару не был по-настоящему рядом – такое впечатление у Сюухея сложилось из того, как говорила о нём Мацумото, из того, что рассказывал Идзуру, да и он сам не замечал Ичимару рядом с ней в последнее время. Вот откуда у неё эти мысли.
Это неожиданное озарение одновременно и льстит, и беспокоит. Хорошо ли, что она сравнивает их? Он не Ичимару, он не игнорирует ей. Он каждую минуту дня готов потратить на это. С другой стороны, если она их сравнивает, значит, Сюухей достиг нового уровня дружбы в её мировосприятии. Он теперь на некоем пьедестале, который имеет значение для Рангику.
Он украдкой косится на неё и замечает, что она делает то же самое.
Лицо Хисаги начинает гореть от того, что его поймали, но он не отводит взгляд, посылая ей робкую улыбку, на которую она отвечает такой же. Они продолжают сидеть так, неподвижно и безмятежно.
Пока он не разрушает чары:
- Рангику…
Эта простая форма имени, которую он использует, кажется запретной в своей обнажённой форме, лишённой суффиксов и формальностей. Она тут же замечает это и глядит неуверенно, слегка склоняя голову на бок. Она молчит, ожидая, что же он будет говорить. Но он не уверен, что сказать ей. «Я не Ичимару». «Ты всегда можешь на меня положиться». «Я не оставлю тебя». Но ничто из этого не кажется ему подходящим и, раньше, чем он успевает себя остановить, слова сами вылетают из его рта:
- Спасибо тебе. За всё.
На её губах появляется самая красивая улыбка, какую он когда-либо видел. Почти игриво, она толкает его плечо своим и открыто глядит на него. Они смотрят друг другу в глаза, и он думает, что обрёл момент безмятежности. Здесь так уютно – рядом с ней. У него куча бумажной работы и ещё несколько поручений, которые необходимо выполнить, но в данный момент это всё больше не важно. Он полностью счастлив в данную минуту и наконец может, пусть на миг, видеть самый главный пункт своего списка желаний.
Медленно, она наклоняется к нему, и он замирает в понимании. Сюухей смотрит, как Рангику чуть приподнимается со своего кресла и приближается к нему, сокращает расстояние между ними. Его сердце колотится в предвкушении, но он не двигается; он боится, что если пошевелится, она исчезнет. Она приближается, и напряжение между ними растёт, довлеющее неопределённостью.
Внезапно шорох справа разрывает тишину - и Рангику немедленно отстраняется. Сюухей смотрит на просыпающегося Киру. Ему хочется проклянуть Идзуру за порчу момента. Но на самом деле он не так уж и зол. Часть него не хотела, чтобы это случилось здесь, особенно, когда кто-то может увидеть. Неловкость могла бы начисто разрушить все их отношения. Но… он замечтался? Она действительно собиралась его поцеловать? Сюухей не успевает сильно углубиться в эти размышления, так как Идзуру наконец замечает их обоих.
– Мацумото? – с широким зевком спрашивает он. – Что ты тут делаешь? Хисаги, ты опять на неё пашешь?
Она легко смеётся, как будто ничего не произошло («А может быть, - приходит в голову Сюухею, - и действительно ничего не произошло») и протестующе машет рукой:
- Я помогаю ему с его бумагами!
Идзуру немедленно приобретает недоверчивый вид и поворачивается к другу, который подтверждающе кивает.
- Чего?!
Когда Хисаги в ответ только пожимает плечами, Кира прищуривается на него. Поднявшись со своего лежбища на кушетке, он подтаскивает к столу ещё одно кресло, устраиваясь напротив них двоих, и забирает себе охапку бумаг.
- Тогда, пожалуй, и я помогу.
Друзья широко усмехаются друг другу и принимаются за работу.

—x—

Когда они наконец заканчивают, Идзуру собирается уходить, махнув на прощанье рукой и извинившись. Посылая Мацумото предупреждающий взгляд, он говорит:
- Тебе следовало бы делать то же самое для своего капитана.
Со вздохом Рангику обнимает обеими руками левую руку Сюухея и жалуется:
- Вот если бы Сюухей был моим капитаном. Он намного милее.
Идзуру сдаётся и уходит.
Мацумото отодвигается от краснеюшего лейтенанта Девятого отряда и отбрасывает со своего лица упавшую прядь волос. Переводя своё внимание на него, она снова встречается с ним взглядом.
- Ну вот, теперь, когда мы всё сделали, мы наконец-то можем заняться кое-чем другим.
- Э? Что там ещё?
Он быстро и безнадёжно молится о возможности поспать.
- Мне нужна помощь в походе по магазинам! С чего бы ещё я взялась помогать тебе с этими ужасными бумажками?
- То есть… Ты помогала мне ради своих личных целей, а вовсе не по доброте душевной? - он невозмутимо серьёзен.
Она отвечает с выражением «А ты чего хотел!» на лице:
- Ну, разумеется!
Сюухей смеётся и причёсывает свою шевелюру рукой:
- Ясно. Что ж, пошли!
Подхватывая его под руку, Рангику посылает благодарную улыбку, увлекая его к выходу, и он думает, что ему с самого начала больше ничего и не нужно было.

—x—

О, она заставляет меня чувствовать себя куском дерьма
(это всегда что-то с чем-то)
Но я не могу с этим ничего поделать
(она думает, что это пустяки).
Потому что она - все, о чем я прошу,
Все, о чем я прошу,
И даже немного больше...
Все, о чем я прошу, все, о чем я прошу,
И намного, намного больше...

The Maine “Everything I Ask For”

—x—

Конец

Комментарии
2015-12-31 в 16:05 

Санди Зырянова
Сколько можно безумному даэдра сидеть в отпуске?
Какая лукавая Рангику :) спасибо!

2015-12-31 в 19:18 

yako-kaede
Обязательно будет ночь, Рожки сплавит в колечко-спираль, Убивающий слабую плоть Скрежет неба о лунную сталь(с)
Санди Зырянова,
:shy:
спасибо в первую очередь автору и ещё Сейм-4ан, которая меня подбила на перевод и отбетила результат :rotate:



С НАСТУПАЮЩИМ!!! :new5:

2015-12-31 в 19:54 

Сейм-4ан
Принцесса Поддатская/Не забивай жизнь реальностью – не останется места для мечтаний.
yako-kaede, ну вот, а ты сомневалась-)) спасибо за перевод!
Чем понравился этот фик, так тем, что герои без штампов - Хисаги хоть и ведётся на уловки Рангику, однако осознаёт это; Рангику работает с документами(!); а Кира спокойно дрыхнет(!):D
С праздником!

2015-12-31 в 20:08 

yako-kaede
Обязательно будет ночь, Рожки сплавит в колечко-спираль, Убивающий слабую плоть Скрежет неба о лунную сталь(с)
Сейм-4ан, Кира спокойно дрыхнет
о да, для меня это самый большой разрыв шаблона был :-D

С наступающим! :sneg1:

2016-01-07 в 20:39 

Шаманка Ингрид
королевские гончие взяли мой след
Эх, а так хотелось!!! Хотя... помогать с бумажной работой, чтобы потащить парня с собой по магазинам - это все равно большой прогресс)
Спасибо за перевод, люблю их очень))

   

Я к Вам пишу

главная